• Главная
  • /
  • Новости
  • /
  • Лариса Вербицкая: "Муж говорит мне "Ты такая красивая, потому что я тебя люблю..."

Лариса Вербицкая: "Муж говорит мне "Ты такая красивая, потому что я тебя люблю..."

05.03.2014



Гость рубрики - Лариса Вербицкая, заслуженная артистка России, постоянный автор рубрики «Экспертное мнение» журнала «Моя Реформа». Лариса Вербицкая, в течение двух с половиной десятилетий является бессменной телеведущей утреннего эфира Первого канала государственного телевидения России, много лет представляет защиту в популярной передаче «Модный приговор» и выступает экспертом в области современных методик омоложения в эстетической косметологии.

- Лариса, зрители центрального телевидения помнят и любят Вас как одну из первых ведущих утреннего вещания на Первом канале телевидения. Вы единственная, проработавшая на Российском телевидении в одной программе более 25 лет. Принимали участие в экстремальных проектах Первого канала, таких, как «Последний герой» на Гаити, «Ледниковый период», в 2013 году - «Форт Баярд» во Франции. В чем секрет Вашей популярности и профессионального успеха?

Это все равно, что спросить - за что тебя любят? Думаю, причина в том, что я всегда искренняя и в жизни, и в кадре. Люблю собеседника, требовательна к себе в работе, не терплю что-либо делать в полноги.

Что касается экстремальных проектов, то удивительно, но когда невыносимо тяжело и удается выйти из испытаний с честью, то совсем не стыдно за то, что сделано. Вдруг узнаешь про себя необычайные вещи: сил уже давно вроде и не осталось, а ты все еще можешь быть сильной. Тогда вдруг приходит понимание счастья, и боль уходит на второй план. Время невольно отдаляет от тех месяцев моей жизни, но возвращаться туда очень приятно.

После возвращения с острова (проект «Последний герой 3», 2003 год, Первый канал, ведущий Николай Фоменко – прим. ред.,) был период, когда я была похожа на «тело вычитание», выглядела так, что вызывала только сочувствие. Я вегетарианка, но на острове есть, в общем-то, было совсем нечего: 1 кг риса на 10 человек на 2 дня. Это вся еда, которая там была, и то первые 3 дня еды вообще не было. Мы пили только воду. Был сезон дождей, который сопровождается абсолютной влажностью. Условия реально были очень жесткие: против нас играла огромная команда сценаристов, которые выдумывали все новые более сложные линии и повороты сюжета. В каждом пне, коряге, кусте были видеокамеры и микрофоны. Сценаристы знали все, о чем мы говорим друг с другом, видели каждое наше движение. Спрятаться было некуда. Это были очень серьезные испытания даже не голодом, а психологические: ты не мог быть свободен, не мог остаться один на один с собой. Даже люди, которые живут в стесненных жилищных условиях, например, в коммуналке, имеют свое личное пространство, в котором они бывают защищены своим домом, своей стеной безопасности. А на острове уединиться было невозможно: мы все спали под одной москитной сеткой, в спальных мешках бок о обок друг с другом. Ночью нам было очень тепло, хотя в это время был сезон зимы. Остров находился в районе экватора, недалеко от Гаити и Кубы. В том географическом регионе радиация в 1,5 – 2 раза выше, чем в нашей полосе, а солнце настолько активное, что когда оно стояло в зените, жара была невыносимая, кожу невозможно было ничем защитить, она буквально «сгорала». И такая непростая жизнь продолжалась 34 дня. Очень изнуряли москиты. Когда я вернулась в Москву, сказать, что я «приходила в себя постепенно» - это ничего не сказать. Жить с огромным количеством ограничений (без мыла, без мочалки, без зубной щетки) пришлось очень долго. Зубы я не чистила, правда, и есть то особо было нечего. Мы наловчились «чистить» зубы какой-то травой, палочками. «Остров» - очень жесткий проект, он так сильно «ударил» и информационно, и эмоционально, что я только на 18-й день вспомнила, что у меня где-то есть еще другая жизнь, есть дом, в котором я недавно делала евроремонт. Когда я сама себе задала вопрос: «А какого же цвета у меня стены в спальне?», - то ответ пришел не сразу. И хотя в проекте я участвовала 10 лет назад, все впечатления очень свежи в памяти. Наше племя называлось «Барракуда». Часов на острове не было, жили мы только по циклам природы. Раньше я никогда не замечала, что когда солнце зашло, луны на небе еще нет. В такие часы остров полностью погружался в темноту, которую освещал только тусклый свет от костра. Фазы глубокого сна у меня на острове не было никогда, поэтому я всегда замечала наступление рассвета и предчувствовала восход солнца. При этом постоянно испытывала внутреннюю тревогу. Например, на острове, где мы сначала расположились, наши ребята соорудили помост, на котором предполагалось, что мы будем спасть. Но они не учли, что помост был сооружен из бамбуковых палок, а они внутри полые. В сезон дождей, местной зимой, внутри помоста, где мы все вместе спали в спальниках, было теплее, и туда сбегались все местные мыши. Мы ведь были у них в гостях, на их территории. Чтобы мыши не бегали у меня хотя бы по лицу, я закрывала его на ночь банданой, через которую дышала. В течение ночи периодически кто-то из нас вскрикивал, когда по нему пробегала мышь. Самым старшим в нашем племени был Александр Сергеевич Пашутин (он родился в Москве, но был воспитанник суворовского училища). Пашутин нам по-отечески говорил: «Девочки, не волнуйтесь, никто вас не тронет!». Но когда в одну из ночей какая-то мышь добралась до Александра, то такого истошного вопля, таких криков и настоящего крепкого русского языка джунгли не слышали никогда. После этого он никогда с нами не ложился в общее «лежбище» из бамбука. Мы с трудом пеком отмыли ему от червяков, гнилых снастей и тухлой рыбы старую рыбацкую лодку, и он под ней спал. Оказывается песком можно очень успешно стирать одежду.

- Лариса, телезрители всегда Вас любили, но после "Ледникового периода" (2008, Повилас Ванагас, тренер – Александр Жулин) Ваша популярность выросла многократно. Какое значение для Вас лично имело участие в этом проекте и как Вам удалось выдержать такие нагрузки? Общаетесь ли Вы с Повиласом сейчас?

Сейчас, по прошествии шести лет, с Повиласом мы периодически созваниваемся, а если где-то случайно встречаемся, то сразу бросаемся друг к другу с теплотой и нежностью, ведь мы выступали в паре и совместно преодолевали трудности. Для меня «Ледниковый период» был очень сложным приключением, но благодаря хорошей физической подготовке у меня была уверенность в своих силах, хотя до этого я никогда не каталась на коньках, и все начинала с «нуля».

Пришлось привыкать к постоянным окровавленным натертостям пальцев ног, ступней, постоянным ушибам, травмам, переломам ребер. После перелома ребер тут же делались обезболивающие уколы. Я просила Повиласа, чтобы он нежнее подхватывал меня на поддержки, т.к. из-за «крепких» объятий у меня ломались ребра. Повилас говорил мне, что с перелом ребер не катаются, на что я отвечала: «Не катаются фигуристы, а мы, не профессиональные участники, катаемся». А в самом начале проекта, когда я еще только накатывалась с тренером Жулиным, я неудачно упала на руку, в результате чего получила трещину в запястье. К приезду Повиласа трещина почти прошла. Но первое время Повилас так активно сжимал меня на поддержках, что я даже попала в больницу с приступом внутренних органов, лежала под капельницей. После этого мое дальнейшее участие в проекте было под вопросом, а я собралась и продолжила кататься. В результате, как Вы помните, все закончилось благополучно. Семья за меня очень переживала, но муж никогда не ходил на съемки, смотрел мои выступления только дома, подкрашивал мои коньки белой краской. Муж очень жалел меня, особенно когда измученное истерзанное «тело» приползало поздно вечером после тренировок, а рано утром сползало с постели. Утром безумно трудно было сделать первые шаги после сна: все мышцы болели так, как будто меня накануне как солдата провели через «палочный» строй. Вообще я хочу сказать, что фигуристы очень выносливые спортсмены, т.к. им постоянно приходится терпеть боль. В начале проекта мы с Повиласом неудачно упали на ровном месте, и я получила травму колена (надрыв мениска), после чего мне опять постоянно делали «блокаду» колена - обезболивающие уколы, чтобы я могла как-то двигаться. Потом надевали на колено тейп (тепировали), а сверху – плотный чулок телесного цвета, чтобы на съемках не было ничего заметно. И так я каталась около месяца. Однажды Повилас случайно локтем сильно ударил меня в область ключицы, а поскольку жировой прослойки у меня тогда практически не было, то произошел разрыв жировой ткани, образовалась вмятина. Эта вмятина начала «расползаться» и в результате достигла размера голубиного яйца. Я с ужасом смотрела на себя в зеркало и не знала, что мне делать. Раздарила все свои декольтированные платья, топы, потому что думала, что уже никогда не смогу этого носить. Врачи сказали, что, в эту «дырку» нужно что-то закачивать, либо накачивать мышцы в тренажерном зале. Но мне эта идея не понравилось, и я решила, что у меня много других достоинств, поэтому просто перестала думать о «впадине» и все прошло само.

- Лариса, наверное, Вы единственная из телеведущих работаете в «Добром Утре» бессменно с самых первых эфиров более 25 лет. У Вас даже имеется награда «За большой вклад в развитие отечественного телерадиовещания и многолетнюю плодотворную деятельность».

Мне никогда не было скучно. Я горжусь тем, что всегда работала на Первом канале. Считаю, что на сегодняшний день он является ведущим каналом в стране. Мне нравится масштаб идей и проектов, которые делает Первый. Моя работа подарила мне незабываемые встречи с выдающимися яркими людьми. Не скрою, другие федеральные каналы делали мне предложения, приглашали меня. Но Первый канал – это уровень, визитная карточка нашей страны, традиции. На «Первом» очень бережно относятся к лицам канала,

- Лариса, у Вас двое взрослых детей – сын и дочь. Чем они занимаются? Удалось ли Вам воспитать в них любовь к спорту и здоровому образу жизни?

Максим занимался плаванием, легкой атлетикой. Сегодня его часто можно встретить на скалодроме или в компании дайверов. Кстати, не раз пытался обучить меня дайверским премудростям, но я боюсь глубины, даже тонула. Инна занималась балетом, потом увлеклась баскетболом. Сейчас зимой она катается на горных лыжах, а летом - по волнам на доске. Максим с детства очень ответственный, всегда бережно ко мне относился, старался не беспокоить, когда я спала после ночной смены. Он очень помогал воспитывать сестренку: приходил после школы и, если видел гору невыглаженных детских вещей, мог их погладить. Еще школьник, гулял с Инной, кормил ее. На втором курсе юридического института уже сам зарабатывал деньги, создал свою юридическую фирму.

Сын рано научился брать ответственность за тех, кто рядом. Сейчас Максим живет отдельно.

Инна, была в семье любимицей, балованной, ее от всего немножко оберегали. Дочери всегда уделяли много внимания. Сейчас ей 23 года, она окончила Университет дружбы народов, хочет стать профессионалом в области PR-технологий. Недавно начала работать в крупном PR агентстве. Ей очень нравится такой род PR деятельности, как events (мероприятия). Пока Инна живет с нами, и мы с ней все-время ведем дискуссии относительно будущей карьеры. Но принимать за нее решения я не буду, ее профессия – это ее выбор.

Инна повыше меня ростом, крупнее. Был период, когда она носила больший размер, чем я, и очень по этому поводу расстраивалась, сидела на жесточайшей диете, изнуряла себя немыслимыми ограничениями. Хотя, на мой взгляд, она была прехорошенькая, очень пропорциональная, но ее очень удручало то, что мама - стройнее. А теперь она так постройнела, что уже мне мала ее одежда.

- Ваш муж (кинооператор Александр Дудов) тоже связан с телевидением? Как Вам удается столько лет сохранять крепкую семью и любовь? В чем секрет счастливой семейной жизни?

Мы женаты уже 28 лет, и без любви я брака не представляю. С годами горячность проходит, и начинаешь понимать: «Зачем ссориться, если все равно потом приходится мириться?» Лучше чего-то не услышать, недопонять, перевести в шутку. Если любишь человека, если тебе дорого то, что есть, то диалог всегда возможен. Важно, сколько ты слов произнесешь. Мой жизненный опыт показывает (а у меня это второй брак), что эмоциональные «вспышки» оставляют рубцы в душе, в отношениях. С каждой «вспышкой» отношения приобретают новое качество и не всегда то, которое тебе дорого. Самые свежие эмоции бывают на начальном этапе, когда внутри всё вибрирует, как будто твое сердце на пружинах и всё время колышется. С годами формируется спокойная теплота. И она более важна, с моей точки зрения. Если есть желание возвращаться домой, если хочется позвонить лишний раз, чтобы услышать голос, то это и называется любовью, доверием, пониманием, желанием постоянно находиться рядом с человеком. Мудрость как раз заключается в том, чтобы идти по жизни рядом с человеком долго, чтобы сохранять хрупкое счастье, которое у тебя есть, не разрушить, не разбить его. Чтобы вступить в пятый, шестой, восьмой брак - ума много не надо. Ведь много браков - это какая-то нестабильность, несерьезность с моей точки зрения. Меня так воспитывали.

- В недавнем телевизионном интервью муж смотрел на Вас с любовью и восхищением. Наверное, он очень ценит то, что Вы сохраняете молодость и красоту?

Муж говорит мне: «Ты такая красивая, потому, что я тебя люблю». Мы относимся друг к другу бережно, стараемся зря друг друга не волновать. Всегда знаем, кто, где и в какое время находится, насколько и почему задерживается, сообщаем об изменениях в планах, стараемся, чтобы у каждого из нас было ощущение покоя. Тревога ведь не добавляет радости в жизни. Муж раньше работал корреспондентом (спецкором и оператором) Первого канала в Кампучии (тогда еще не было Камбоджи), потом - оператором на НТВ, позже - на канале «Культура». Сейчас он преподает, является заведующим кафедрой операторского искусства в Институте Телевидения и Радиовещания. У него много учеников, студентов, это его стихия, и ему безумно нравится. Александр обучает своих ребят, которые хотят освоить профессию, операторскому искусству, мастерству. Я всегда его прошу: «Дома – ни слова о работе!». А он любит вернуться из института и за ужином рассказывать: «Ты представляешь, вот сегодня у меня такие-то случаи произошли….» При этом очень переживает. Я терпеливо все выслушиваю, но потом в какой-то момент говорю: «Давай, ни слова о работе!» Возвращаемся мы поздно, поэтому вечером хочется покоя.

- Лариса, Вы упомянули про ужин. Вы придерживаетесь здорового образа жизни и определенной системы питания? Что едите Вы, и что семья? Умеете ли и любите Вы готовить??

Да, действительно, стараюсь давать себе умеренные физические нагрузки. Занимаюсь дыхательной гимнастикой, йогой, поддерживаю эластичность мышц, связок, суставов. Моя диета - это, прежде всего, образ жизни и определенная культура питания. Я люблю готовить, но очень простую еду, чтобы было понятно, из чего блюдо приготовлено: если из рыбы – значит, видно, что это рыба, из мяса – видно, что это мясо. Я стремлюсь к тому, чтобы в нашей семье не было ни соли, ни сахара. Иногда мои домашние досаливают уже готовое блюдо, но когда я готовлю, практически не солю. Из сладостей у нас бывают только сушеные фрукты. Правда, дочка позволяет себе намного больше, чем я, и отступает от этого правила.

- Лариса – Вы редкий пример удивительного постоянства: в работе, в семейной жизни и, главное, внешности (вес, внешность и фигура остаются неизменными на протяжении всей жизни). Как Вам это удается?

Не могу сказать, что моя фигура совсем не изменилась с юности, но я к этому стремлюсь, по крайней мере, ношу тот же размер, что и до второго замужества. С шести лет я занималась спортом: акробатикой, плаванием, прыжками в воду, легкой атлетикой. Как выяснялось ни раз, все это мне пригодилось во время съемок в экстремальных шоу. Мне нравится, когда я уверенно чувствую себя в любой обстановке, в любой одежде, и мне не нужно сидеть месяцами на изнуряющих диетах…Его величество случай может представиться в любой момент и предпочитаю быть готова к этой встрече. Но, наверное, главный секрет мой секрет – гармония в жизни и удовольствие от профессии.

- Вы - вице-президент Лиги профессиональных имиджмейкеров. В чем заключается Ваша деятельность в этом качестве?

Я профессиональный имиджмейкер, ко мне обращаются, доверяют моему опыту. Эти знания я передаю и студентам – будущим телеведущим.

- В популярном шоу о моде и стиле «Модный приговор» более пяти лет Вы выступаете не только в роли Защиты, но и в роли эксперта в области косметологии. Почему именно Вам доверили эту роль?

Меня всегда привлекали передовые наработки в области косметологии, мне интересно то, что может помочь женщине выглядеть молодо и свежо независимо от возраста .Я анализирую современные косметологические методы и их эффективность, развенчиваю мифы, обращаю внимания на показания и эффективность процедур, открываю новые авторские методики, которых, кстати, очень много в ваших клиниках.

- Почему около года назад Вы пришли в клинику «Реформа»?

К пластическим хирургам я никогда не обращалась. Достижения современной косметологии дают возможность ухаживать за собой, не прибегая к агрессивным методикам. А в ваших клиниках практикуется множество инновационных, эффективных, но не агрессивных методов омоложения, которые не требуют долгого восстановительного периода. Мне лично нравятся лица, на которых написана какая-то история, не похожие на лица барышень, сошедших со страниц глянцевых журналов, которых сейчас очень много. Когда среди множества одинаковых молодых красавиц появляется лицо, не идеально красивое, но не похожее на всех, это вызывает доверие.

- Из наших методов Вы выбрали безоперационное омоложение биорепарантами «Гиалрипайер» и фракционное лазерное омоложение CO2 Energist FRx . Какие у Вас впечатления?

Гиалрипайер – это замечательная процедура, просто скорая помощь для кожи, очень понравилась. Ее обязательно надо делать, причем регулярно и через определенные промежутки времени, не реже, чем раз в год. Приходит время, когда это должно стать системой.

О фракционном лазерном омоложении СО2 я подробно рассказывала в рубрике «Экспертное мнение» в зимнем номере (№ 4) журнала «Моя Реформа». Я осталась очень довольна эффектом и от этой процедуры, особенно в области век.

Кожа заметно подтянулась, веки поднялись, взгляд стал свежим, Морщинки разгладились. У меня всегда плотный график утренних эфиров и съемок в других проектах, поэтому для меня было важно, что на коже не осталось никаких следов, а восстановительный период занимал всего 3 – 4 дня. Думаю, что мне не придется в ближайшие годы прибегать к классической блефаропластике.

- Какие еще наши методики Вас заинтересовали и почему?

Мне также понравилась «процедура выходного дня» - мезотерапия с французским препаратом Cito Care. После нее кожа заметно увлажнялась и начинала сиять. Причем сразу после процедуры я могла идти на съемки. И, конечно, я с большим интересом отношусь к представленным только в ваших клиниках уникальным лазерным аппаратам американской компании Cynosure, особенно к системе Affirm. Ведь эти лазеры позволяют избежать пластических операций, омолаживают и подтягивают кожу одновременно. Вообще, мне очень нравятся Ваши клиники, и я надеюсь, что долго буду оставаться Вашей клиенткой.

- Традиционный вопрос: что бы Вы хотели пожелать читателям весеннего номера журнала «Моя Реформа?»

ДОРОГИЕ ЖЕНЩИНЫ! ЛЮБВИ! ВЕСНЫ! ПОБЕД!!! Пусть с приходом весны в сердце Вашем и в душе расцветает уверенность в том, что Вы прекрасны, и это дает Вам право быть счастливой!!! Ваша Лариса Вербицкая.




Новости